Студия Тритэ Никиты Михалкова

Студия Тритэ
Никиты Михалкова

Родительские страницы:
  1. Главная
  2. Фильмы
  3. Проекты
  4. Экипаж

Экипаж

Продюсеры: Никита Михалков, Леонид Верещагин, Антон Златопольский

Режиссер: Николай Лебедев

Авторы сценария: Николай Куликов, Николай Лебедев при участии Юрия Короткова, Тихона Корнева и Алексея Онищенко

Актеры: Данила Козловский, Владимир Машков, Агне Грудите, Катерина Шпица, Сергей Шакуров, Сергей Газаров, Сергей Кемпо, Елена Яковлева, Сергей Романович, Вячеслав Разбегаев, Владимир Яглыч, Надежда Звенигородская и др.

Оператор-постановщик: Ирек Хартович

Художник-постановщик: Константин Мельников

Композитор: Артем Васильев

Художник по костюмам: Сергей Стручев

Художник-гример: Елена Ваховская

Звукорежиссер: Алексей Самоделко

Жанр: драма, триллер

Премьера РФ: 21 апреля 2016

Сайт: crewfilm.ru

«Вконтакте»: vk.com/flightcrewfilm

Facebook: www.facebook.com/flightcrewfilm

Instagram: www.instagram.com/flightcrewfilm

Приключенческая драма «Экипаж» стала вторым российским проектом, который вышел в формате IMAX.Производством фильма занималась «Студия ТРИТЭ Никиты Михалкова», а его постановку Михалков и Верещагин доверили Николаю Лебедеву, с которым они уже работали над хитом 2013 года — «Легендой №17».

История талантливого молодого летчика Алексея Гущина. Он не признает авторитетов, предпочитая поступать в соответствии с личным кодексом чести. За невыполнение абсурдного приказа его выгоняют из военной авиации, и только чудом он получает шанс летать на гражданских самолетах.

Гущин начинает свою летную жизнь сначала. Его наставник — командир воздушного судна — суровый и принципиальный Леонид Зинченко. Его коллега — второй пилот — неприступная красавица Александра. Отношения складываются непросто. Но на грани жизни и смерти, когда земля уходит из-под ног, вокруг — огонь и пепел, и спасение только в небе, Гущин показывает все, на что он способен. Только вместе экипаж сможет совершить подвиг и спасти сотни жизней.

ФАКТЫ

«Экипаж» Александра Митты 1979г. — с детства любимый фильм режиссера Николая Лебедева

Будучи школьником Николай Лебедев писал сценарии в духе «Экипажа», делал раскадровки и даже пытался снимать короткометражные «фильмы-катастрофы» на 8 мм-ую пленку;

Идея проекта родилась в 2012г., Александр Митта поддержал создателей;

Съемки «Экипажа» начались в середине сентября 2014г. и продолжались до февраля 2015г. Всего было 76 съемочных дней;

География съемок: Москва, Подмосковье и Крым;

Герои фильма — сотрудники вымышленной авиакомпании «Пегас Авиа». Специально разработанный логотип компании можно увидеть на самолетах, а также на форме пилотов и бортпроводников;

Перед началом съемок Владимир Машков, Данила Козловский и Агне Грудите прошли обучение на авиатренажере. Также актеров консультировали пилоты «Аэрофлота»;

Столичный аэропорт в кадре — Внуково. Декорации фасада аэровокзала на вымышленном острове Канву строили на территории ЛИИ имени М.М. Громова в Жуковском. Само помещение аэропорта возводили на подмосковной студии «Главкино», где съемочная группа «Экипажа» заняла 5 павильонов;

Извержение и землетрясение на острове Канву снимали несколько недель в ночные смены. Работало от 5 до 10 камер, причем каждая снимала свой собственный отрезок, а не одно и то же с разных точек;

На съемках были задействованы реальные ТУ-154 и АН-12, которые горели очень быстро, и два металлических макета фантазийных самолетов, которые можно было поджигать и тушить неоднократно. На площадке постоянно дежурили пожарные и скорые машины;

Были созданы салоны двух грузовых и одного пассажирского самолета, а также четыре типа кабины (учитывая кабину авиатренажера);

Все приборы в декорациях кабин — настоящие. Они управлялись с помощью компьютера и отражали точные показания для каждой конкретной ситуации;

Декорации пассажирского и грузовых салонов были установлены на высоте примерно 6 м, специальные гидравлические устройства позволяли имитировать движения самолета в воздухе в экстремальных условиях. Все конструкции были просчитаны с учетом динамических нагрузок  ;

Сцены в Африке снимались в ноябре в Крыму;

Художник-постановщик Виктор Петров скончался до начала съемок, и его работу продолжил Константин Мельников: «Сын Виктора Петрова Сергей принес нам все разработки отца, все описания. Что-то мы взяли за основу, остальное скорректировали»;

Литовку Агне Грудите, говорящую по-русски с акцентом, озвучила Ирина Лачина, которая также снялась в картине в роли второго плана;

Данила Козловский, Нина Усатова и Ирина Лачина снимались в предыдущей картине Николая Лебедева «Легенда №17»;

В эпизодических ролях в «Экипаже» сыграли Александра Яковлева, стюардесса Тамара из фильма Митты, а также сам Александр Наумович;

Голоса британских актеров для озвучивания международной англоязычной версии фильма выбирали очень тщательно: пробные фонограммы согласовывались с авторами картины;

В «Экипаже» порядка 1500 кадров с компьютерной графикой, за которую отвечает студия визуальных эффектов «CG Factory» («Он — дракон», «Метро», «Черная молния»);

«Экипаж» — первый российский фильм, частично снятый с использованием новейших цифровых камер IMAX® 3D;

Впервые рабочие материалы картины были показаны ведущим зарубежным байерам в рамках Европейского кинорынка (EFM) в феврале 2016 года в Берлине;

«Экипаж» вышел в прокат 21 апреля в формате IMAX® 3D, 3D и 2D.

1. МЕЧТЫ О НЕБЕ

Леонид Верещагин, продюсер

Мы заканчивали «Легенду № 17», уже шел монтаж. А в нашем коллективе сложилась очень хорошая атмосфера взаимопонимания, любви к проекту. Фильм еще не вышел, но мы уже видели, что он получается. А это очень радостное чувство. Мне было очень жалко расставаться с командой, поэтому я все время думал: что же дальше? И вот во время Каннского кинофестиваля 2012 года я увидел материалы фильма Роберта Земекиса «Экипаж» (Flight), на меня они произвели впечатление, и тут в голову пришла идея сделать картину про летчиков гражданской авиации. Я вспомнил, как в одном из разговоров Николай Лебедев обмолвился, что хотел когда-то делать фильм-катастрофу. С моей точки зрения, для зрительского кино такие жанры, как хорошо сделанная комедия, фантастика, фэнтези и фильм-катастрофа, всегда выигрышные. И я тут же, пока не ушла эмоция, набрал Николаю, и мы беседовали больше часа.Я с жаром убеждал Лебедева, что надо взяться и сделать захватывающую картину про эту романтическую профессию, которая сопряжена с разными рисками, нештатными ситуациями. Договорились подумать.

Как выяснилось позже, Николай Лебедев решил стать режиссером, посмотрев тот, первый «Экипаж». Он мне приносил потом свои юношеские раскадровки, рисунки — такое впечатление на него произвела та картина 1979 года. И вот эта любовь к тому фильму накладывала на него колоссальный груз ответственности, поскольку тот «Экипаж» для Николая был вехой в жизни.

Николай Лебедев, режиссер

Продюсер Леонид Верещагин, предложивший мне идею проекта, изначально не знал, что «Экипаж» — моя любимая картина. Однако на его предложение я ответил: «Что Вы, как можно! Это все равно, что заново снять «Броненосец «Потемкин» или «Инопланетянин», или «Список Шиндлера», или заново написать «Войну и мир»!..». Но затем идею поддержал Никита Сергеевич Михалков. Можете себе вообразить, насколько заманчиво все это звучало для меня. Поэтому я решил отправиться к Александру Наумовичу. Меня обуревали противоречивые чувства. С одной стороны, я очень хотел, чтобы и он нас поддержал, но в то же время понимал: если Митта выскажется, сформулируем так, не слишком одобрительно, внутренне я буду освобожден от мучений. Мне не надо будет страдать от того, что сам наступил на горло самой яркой мечте подростковых, отроческих, да и нынешних лет. Однако Митта, услышав про идею сделать фильм, вдохновленный его «Экипажем», спросил, глядя на меня с удивлением: «А ты что, собираешься отказываться?!». Он-то знал, что я обожаю «Экипаж». «Даже не вздумай! Я тебе помогу! Все будет хорошо!». Он так азартно на это откликнулся, что у меня просто не осталось выбора. Все сошлось.

Кадр из фильма "Экипаж"

2. ПРАВИЛА ПОЛЕТОВ

Леонид Верещагин, продюсер

Конечно, у нас возникли ассоциации с «Экипажем» 1979 года, это был поколенческий фильм, его смотрела вся страна – сто миллионов зрителей. И мы сразу же оговорили, что это не будет ремейком. Что надо написать новую историю. А название «Экипаж» нам нужно, чтобы вызвать соответствующие ассоциации и привлечь аудиторию, которая смотрела тот самый фильм Митты. Вот в чем была идея.

Непросто шла работа над сценарием, но у нас была уникальная ситуация, когда режиссер-постановщик, будучи сам сценаристом, вместе с соавторами получает возможность разрабатывать сценарий под себя, под то, как он видит и чувствует будущий фильм. И пока разрабатывался сценарий, а на это ушло почти два года, в центре этого процесса всегда находился Николай Лебедев, он придумывал историю и писал. Продюсерам же, Никите Михалкову и нам с Антоном Златопольским, оставалось только терпеть, ждать, вносить предложения и правки, убеждать, спорить. В результате получился, на мой взгляд, отличный сценарий.

Еще раз повторю: это не ремейк, и здесь нет ничего общего с последними ремейками знаменитых советских картин. Это абсолютно другая история. Отдельные сцены нашей картины навеяны тем «Экипажем», я бы так это определил, но только потому, что в любом фильме о гражданской авиации взлетают и садятся самолеты, экипаж по долгу оторван от дома, от семьи, от нормальной человеческой жизни и есть риск нештатной ситуации. Экипаж всегда должен быть готов к принятию решений и в конце концов победить.

Николай Лебедев, режиссер

Прежде, чем приступить к работе над сценарием, я вновь пересмотрел «Экипаж» и убедился, что снять ремейк невозможно. Слишком изменилась жизнь, все ее реалии и конфликты. Я понял: с той лентой мы можем быть только в отношениях огромного уважения и любви, но не в отношениях прямых заимствований. Дальше пошел процесс придумывания новых героев и новой истории. Что для меня было странно и в новинку, потому что обычно сначала придумываешь историю, а потом уже пытаешься понять, как ее реализовать. А в данном случае было некое понимание, в каком направлении двигаться, но самой истории еще не было. Над этим мы ломали голову довольно продолжительное время. Закончилось это все сценарием, который был написан Николаем Куликовым, одним из авторов «Легенды №17» и мною при участии Тихона Корнева, Юрия Короткова и Алексея Онищенко.

Самое наивное занятие — пытаться повторить чужой успех. И самое бессмысленное. Не это меня занимает. Но я хочу объясниться в любви к фильму Александра Митты, который оказал на меня такое мощное влияние когда-то. Это первое. Во-вторых, в нашей картине будет рассказываться другая человеческая история. Ту, прежнюю, из оригинального фильма, уже не повторить, даже если бы и захотелось. У нас в фильме нет ни персонажа Георгия Жженова, ни персонажа Леонида Филатова. Зато отчасти повторяется структура «Экипажа»: мы сначала подробно знакомимся с персонажами и их жизненными драмами, а потом видим их в экстремальных обстоятельствах. И катастрофа в определенных моментах отсылает к фильму Митты, да.

Александр Митта, режиссер «Экипажа» 1979г.

Мой «Экипаж» — про то, как рождается коллектив людей, которые могут противостоять необыкновенным препятствиям. Про несчастья и возможность их сказочного разрешения. Картина нарушала принципы западного, американского фильма катастроф, в котором всегда должны были быть элементарно намеченные характеры и очень много реалистических опасных приключений. У меня приключения были сказочные, фантастические, а характеры — наоборот, убедительные, подробно разработанные. Но знатоков жанра тогда не было, и никто фильм особо не ругал.

Николай Лебедев, режиссер

Жанр фильма-катастрофы весьма специфичен. Он набрал популярность в 1970-ые годы, особенно в США. Думаю, это один из жанров, принадлежащих исключительно искусству кино: ни в театре, ни в балете, ни в литературе в полной мере он работать не может. Все эти пожары, обрушения, ураганы, извержения вулканов в полную силу можно воссоздать только на киноэкране. Это — жанр-зрелище. Однако сам по себе он не жизнеспособен, он нуждается в подпитке других жанров, скажем, драмы, или же мелодрамы, или даже романтической комедии. В наиболее ярких образцах этого жанра в центре внимания находится все-таки не ситуация, а человек. Став взрослее, умнее и хотя бы чуть-чуть мудрее, я понимаю, что спецэффекты и аттракционы (а я их люблю) интересны только тогда, когда ты уже полюбил или возненавидел героев. Когда ты смотришь человеческую историю, а не «кино про взрывы или потоп». Аттракцион должен быть осмысленным, он лишь подкрепляет и расцвечивает историю, но не может быть ее смысловым центром. У Джеймса Кэмерона в «Титанике», кстати, был примерно такой же жанровый гибрид, какой сделал Митта. В этом смысле Кэмерон шел по стопам Митты, и это здорово сработало, как известно. В нашем «Экипаже» такая структура — рассказ о человеческих судьбах, перетекающий в историю катастрофы, — тоже выбрана сознательно. Мне кажется, это единственный стоящий путь для жанра фильма катастроф. И мне было очень важно, что наша картина — это, прежде всего, человеческая история.

Герои фильма — наши современники, летчики гражданской авиации, поднимающие в воздух огромные машины, отвечающие за сотни человеческих жизней, колесящие по всему свету, будто полубоги, но остающиеся при этом обычными людьми в поисках простого человеческого счастья. Я бы сказал, что драмы наших персонажей — это драмы ответственности, это истории личностей, которые отстаивают свою позицию и готовы платить самую высокую цену — ради того, чтобы другим было хорошо и надежно. И счастье, что у нас есть такие люди, а иначе мы просто не выжили бы.

Данила Козловский, актер

«Экипаж» Александра Наумовича Митты я, каюсь, не смотрел и перед съемками пробел не восполнял специально: не хотел попадать ни в какую зависимость от фильма. Я знаю, что это был грандиозный успех в Советском Союзе, больше 70 млн. зрителей посмотрели это кино, картина стала легендарной. И сравнения с ней неизбежны. Но я знаю сюжет того «Экипажа», и у нас ни в коем случае не ремейк, а самостоятельная картина, вдохновленная лентой Александра Наумовича. Самое главное — персонажи принципиально разные. Сложно сравнивать моего героя с героем Филатова, то же самое можно сказать про персонажей Машкова и Жженова. И у нас другая история любви — с девушкой-пилотом. Во многом на этом построен конфликт, потому что женщинам этой редкой профессии в нашем обществе приходится не очень легко. К ним примерно такое же отношение, как и к женщинам-водителям.

Агне Грудите, актриса

Прочитав сценарий, я сразу почувствовала, что история и героиня мне близки. 

Умопомрачительный сценарий, режиссер и актеры из высшей кинематографической лиги. Когда начались съемки, я поняла, что продюсерам удалось собрать потрясающую киногруппу, в которой каждый был большим знатоком своего дела. 

«Экипаж» 1979г. и «Экипаж» 2016г. — это две разные истории с разными действующими лицами. Сходство только в самолетах и катастрофах. Думаю, что и те, кто знают фильм Митты, и те, кто его еще не видел, не будут разочарованы, их приятно удивит наш рассказ.

Владимир Машков, актер

Фильм Александра Митты я, конечно же, смотрел, как и миллионы-миллионы наших зрителей. Но у нас своя история. Мы отталкивались от себя и от нашего времени. Это рассказ о других людях, о характерах XXI века. Можно сказать, что это история про современных летчиков, которые когда-то видели «Экипаж» Митты и очень его любят. При этом считают (мой Зинченко точно), что там все неправильно, так не бывает!

Самолет — предлагаемые обстоятельства, которые понятны всем. Момент, когда мы отрываемся от земли, когда находимся там, наверху, – всем это знакомо. В такие моменты мы глубоко–глубоко задумываемся о жизни, о великом. (Улыбается) Хотя ведь это самый безопасный вид транспорта.

3. КОМАНДИР КОРАБЛЯ ПРИВЕТСТВУЕТ ВАС

Николай Лебедев, режиссер

Александр Митта — выдающийся режиссер и прекрасный учитель. Он потрясающе владеет даром придумывания человеческих историй, виртуозно работает на стыке жанров. Он — настоящий мастер, высокий художник. Его поддержка, поддержка друга и наставника, была мне очень дорога. Но было бы глупо, если бы, работая над проектом, я все время оглядывался на его картину. Мне важно было рассказать собственную историю, которая органична именно для меня, которая меня волнует, рассказать по-своему, не приклеиваясь ни к каким авторитетам.

Я придумал для нас с Миттой совместную сцену: мы должны были изобразить летчиков, которые в аэропорту идут навстречу герою Козловского, когда тот впервые появляется на службе. Но случилось так, что в день съемки Александр Наумович спешно улетел на заграничный фестиваль. Идея развалилась, но я сумел зазвать его в другой эпизод. Мы-таки снялись в один съемочный день, но в разных объектах. Он появился в картине в небольшом ироничном камео. Как и я.

Александр Митта, режиссер «Экипажа» 1979г.

Коля Лебедев — лучший режиссер, который может снимать многожанровые картины. Он человечный, у него хороший контакт с артистами и со сценарием, и он прекрасный монтажер. Я не знаю, кто бы лучше монтировал! Когда он спросил меня, как я отнесусь к новому «Экипажу», я ответил, что с одобрением. Я понимал: то, что сделает Коля, — это будет самостоятельная картина, без эксплуатации первого «Экипажа». Другой фильм, хороший и серьезный. Главное — у него будет свой, персональный — не жанровый, не серийный — контакт со зрителем. Важно, чтобы зритель не терял эмоциональной связи с картиной. У Коли это есть.

Данила Козловский, актер

Это вторая важная в моей жизни картина, которую мы сделали совместно с режиссером Колей Лебедевым и продюсером Леонидом Эмильевичем Верещагиным. Студия ТРИТЭ, съемочная группа — это талантливая команда профессионалов, которую я очень люблю и в которой абсолютно уверен. Со многими мы стали очень хорошими и близкими друзьями. Коля — замечательный режиссер!

Владимир Машков, актер

Я очень люблю съемочную площадку, чувствую себя там очень комфортно, более чем где бы то ни было. А когда на площадке еще и встречаешься с людьми, которые понимают в своем деле (это я говорю о Николае и его команде), то это вообще дорого стоит.

Режиссер очень любит эту историю, эмоции, которые в ней затронуты, и которые она рождает. И, главное, — те перемены, которые происходят, когда люди оказываются перед лицом любой катастрофы. Когда нужно делать выбор, порой очень тяжелый.

Отдельно стоит отметить деликатность Леонида Верещагина в творческом процессе. И это при полном профессиональном знании кино. Я его за это очень ценю! Он дарит людям возможность максимально реализовывать себя. Помогает и направляет. Очень радуется успехам других и не стесняется делиться этой радостью. Казалось бы, мелочи, но именно они делают его тем, кто он есть — большим человеком и профессионалом своего дела.

Агне Грудите, актриса

Когда мы встретились с режиссером, мы сразу нашли общий язык. Николай Лебедев — особенный режиссер, подарок для всей съемочной группы, наш позвоночник, ось, вокруг которой все и вертелось. На съемочной площадке он — бог. Теплый, открытый, искренний человек, профессионал с большой буквы. Спасибо ему за поддержку, советы, замечания, за доверие и протянутую руку, когда было сложно. Он чувствует каждого актера, не суетясь, дает четкие указания. С таким режиссером хочется работать и работать.

Константин Мельников, художник-постановщик

Режиссер Николай Лебедев и оператор Ирек Хартович — совершенно неординарные люди. Ирек — потрясающий оператор с большим опытом. Николай — очень талантливый человек, очень глубоко и широко понимающий, чего он хочет. Очень интересно было с ними поработать.   

Кадр из фильма "Экипаж"

4. ЭКИПАЖ

Николай Лебедев, режиссер

При написании сценария я не размышлял над тем, кто воплотит на экране образы наших героев. Пожалуй, лишь роль отца главного героя писалась прицельно на Сергея Шакурова. Сергей Каюмович откликнулся не сразу, но, к счастью, откликнулся. И это было замечательно! Работать с Шакуровым — огромное удовольствие, он выдающийся актер и яркая личность.

Главного героя, молодого талантливого летчика Алексея Гущина, сыграл Данила Козловский. После «Легенды №17» всем казалось, что мы чуть ли не обязаны работать вместе вновь и вновь. А мы с Данилой, хотя у нас и прекрасные отношения, боялись возвращаться к сотрудничеству, опасались, что будем пытаться повторить опыт «Легенды…». При этом пытаться «войти в одну реку дважды», делать кальку с предыдущей работы — самое бессмысленное упражнение, которое только можно придумать. Поэтому мы далеко не сразу договорились о новом сотрудничестве. А договорившись, в течение двух или трех месяцев заново придумывали общий язык (взамен прежнего, который у нас и не пропадал): нам было важно войти в другую реку – и войти обновленными. Мы очень подробно репетировали, проходили каждую сцену. Репетиции были и на «Легенде…», но здесь, пожалуй, процесс был еще более скрупулезным и тщательным. И у Данилы теперь было больше опыта и ответственности, и у меня. В итоге Данила признал, что зря мы опасались: на «Экипаже» все было здорово, но по-другому, в чем-то даже лучше и интереснее, чем на «Легенде №17». Там Данила играл романтического героя, который на наших глазах вырастает в звезду, а здесь ему нужно было сыграть обычного человека. Незаурядного внутренне, но абсолютно рядового и узнаваемого. И это, как оказалось, была трудная и диаметрально иная задача. Но Данила так сумел внутренне изменить себя на площадке, в нем такая новая сила появилась, такое мастерство… Я был очень впечатлен! К подготовке Данила подошел с колоссальной ответственностью, как и всегда. В этом смысле он совершенно невероятный. Вместе с другими актерами он прошел серьезное обучение на авиатренажере; и на съемках, когда консультанты напоминали ему последовательность манипуляций с пультом и приборами в кабине, Данила их даже несколько раз поправлял. Консультанты были поражены: замечания Козловского оказались абсолютно точными. До такой степени он овладел навыком!

Леонид Верещагин, продюсер

К чести Данилы, я должен сказать, он абсолютно лишен заразы, которая называется звездная болезнь. Он как был до «Легенды №17» и своих первых картин, так и остался абсолютно открытым, работоспособным, исключительно ответственно относящимся к своей профессии человеком.

Николай Лебедев, режиссер

Роль Леонида Зинченко, командира воздушного судна, я поначалу хотел предложить другому артисту. Но обстоятельства сложились так, что в итоге обратился к Владимиру Машкову. Я давно мечтал поработать с Володей и понял: вот он, реальный шанс. При этом были проведены пробы и для Козловского, и для Машкова. Володя сам на них настоял и очень тщательно к этим пробам готовился. Ему было важно: понимаем ли мы с ним друг друга на съемочной площадке, чувствуем ли, мыслим ли в одном направлении. Машков — он прекрасен! Помимо того, что он актер потрясающий, он — надежный друг и соратник. Такой звездный по статусу и такой незвездный в поведении, такой настоящий! Я безумно признателен ему за то, как он поддерживал меня и всю группу в очень тяжелых ситуациях. Например, когда мы снимали эпизод перемещения из самолета в самолет, ему как-то пришлось 12 часов сидеть и ждать, пока закрепят трос. Целую ночь! А потом — бац! — сломался ветродуй. Оказалось, что ожидание прошло впустую. Но он хоть бы слово сказал! Надежный, умный, талантливый человек.

Агне Грудите мы нашли благодаря пробам. Ей было сложно: чужая языковая среда, чужая жизнь — ей надо было в это вписаться. Хотя отчасти это и помогало: ее героиня Александра должна была быть такой «немного инопланетянкой». Красивая и очень способная актриса. Мне важно было, чтобы у нее сложились странные отношения с Данилой. Странные потому, что Александра должна чуть сверху смотреть на героя Козловского. Другие актрисы, которые встречались с Данилой на пробах, не могли с ним общаться на равных, за исключением одной разве что. Остальные — для них он был «аааах!». Они подсознательно глядели на Даню снизу вверх. А у Агне не было такого отношения с придыханием. Это, как мне кажется, очень помогло. В итоге они с Данилой очень сдружились, и сложился дуэт.

Так как Агне — иностранка и говорит по-русски с акцентом, нам потребовалась помощь еще одной актрисы. Роль Александры замечательно озвучила Ирина Лачина, которая, к тому же, снялась в фильме в качестве одной из пассажирок терпящего бедствие самолета.

С восхитительной Леной Яковлевой я давно мечтал поработать. Мы когда-то с ней познакомились на озвучании «Каменской», и она меня совершенно обворожила. Но прошло 15 лет прежде, чем мы смогли встретиться на съемочной площадке. У нее небольшая, но настоящая, очень живая и очень важная роль Ирины, жены Зинченко. Во многом благодаря Яковлевой в лаконичных семейных сценах возник образ дома, у них с Машковым завязались на экране достоверные и точные отношения.

Все, с кем довелось работать на картине, исполнители больших и совсем крошечных ролей, — Сергей Кемпо, Катерина Шпица, Сергей Газаров, Александра Яковлева (да-да, та самая Тамара из «Экипажа» Митты, она сыграла у нас образ, отсылающий к прежнему фильму), Алена Бабенко, Ксения Георгиади, Вячеслав Разбегаев, Иван Агапов, Нина Усатова, Дмитрий Золотухин, Нина Гребешкова, Василий Мищенко, Ирина Пегова… всех не перечислишь! — они замечательные! Они все очень дороги для меня. Это была огромная, ни с чем не сравнимая радость — каждый день встречаться на съемочной площадке с превосходными, вкладывающими в свои роли все силы и душу артистами!

Александр Митта, режиссер «Экипажа» 1979г.

Владимир Машков и Данила Козловский – эта пара должна вытащить в кино каждого зрителя! Два настоящих мужика, два классных актера, две такие развитые роли.

Владимир Машков, актер

Актерскую команду Николай собрал, конечно, замечательную. Просто бриллиантовая россыпь. И молодые ребята, Сережа Кемпо и Сережа Романович, — очень хорошие парни. Агне Грудите очень интересная и глубокая актриса, у нее может сложиться замечательная судьба. И огромное удовольствие я получил от работы с Данилой Козловским. Он очень любит то, чем занимается. Они с Николаем уже сделали картину вместе, и вообще вся группа хорошо знала друг друга. Поэтому они могли ставить себе сложнейшие задачи. А всегда интереснее работать, когда поставлена сложная задача.

Данила Козловский, актер

В «Экипаже» мы с Владимиром Львовичем Машковым встретились на площадке первый, но, надеюсь, не последний раз. Он большой артист. Работа и общение с ним доставляли большое профессиональное и человеческое удовольствие. Не менее приятно было работать и общаться с прекрасной литовской актрисой Агне Грудите, для нее это первая большая картина в нашей стране.

Агне Грудите, актриса

Владимир Машков — он точно один из лучших и талантливейших. Неудивительно, что зрители его так любят и так им восхищаются. Он теплый, искренний, добрый, заботливый человек. На съемках он был моим учителем и, не задумываясь, делился секретами актерского мастерства. Это было честью и удовольствием — сниматься вместе.

Данила Козловский — красавец во всех смыслах. Настоящий профессионал, очень талантливый человек, энергичный, искренний. Перфекционист. Отличный партнер! Владимир и Данила с большим терпением слушали мой русский, помогали как-то сгладить акцент. Спасибо им! Мы вместе прошли и воздух, и воду, и огонь — буквально и фигурально.

С Катей Шпица общих сцен у нас было не так много, но мы очень подружились и много общались. Талантливая, творческая и энергичная девушка. Мы до сих пор поддерживаем отношения, переписываемся.

5. ПОЛЕТ НОРМАЛЬНЫЙ

Николай Лебедев, режиссер

Мы старались максимально тщательно работать над линиями персонажей, не упуская из виду даже самых третьестепенных. В подготовительный период я даже выстроил для этого специальную систему репетиций. В сценарии, допустим, присутствовали «женщина с ребенком» или «пассажир с чемоданом», вскользь упоминаемые в паре эпизодов. Но я же понимал, что они будут действовать и в других общих сценах, даже если об этих героях и не говорилось отдельно. И чтобы актрисе или актеру было легче жить в кадре, мы с исполнителями таких ролей подробнейшим образом проходили каждую сцену, где присутствует их персонаж, и придумывали человеческие судьбы. Например, линия рабочего и мальчика, потерявшего родителей, была придумана у меня в кабинете. Как и многие другие. Мы исследовали и дорабатывали каждую сюжетную нить, а потом вплетали ее в общее полотно. С тем, чтобы на площадке, когда уже суматоха, когда нет времени долго репетировать и разбирать подтексты, когда все горит и взрывается, и надо успеть снять огромное количество всевозможного действия, актеры точно знали, чего они хотят и что они испытывают друг к другу как персонажи. Часто «строительным материалом» историй становились реальные судьбы. Отчасти в этом я воспользовался опытом Митты, — хотя, как это ни парадоксально звучит, Александр Наумович мне про него не рассказывал. Когда я в свое время читал сценарий «Экипажа», я был поражен, что фильм гораздо интереснее и объемнее, что ли, своей первоосновы. На экране появились новые образы, которых в сценарии не было. Помните женщину, которая рассказывает, что попала в страшную аварию, что ее всю переломало, и теперь уже ничего плохого случиться не может, не должно? Ее играла актриса Лариса Барабанова. Много позже я узнал, что это, оказывается, ее личная история. Барабанова ушла из жизни через несколько лет после «Экипажа» из-за последствий той аварии. В фильме она все время рассказывала про себя. В результате — перед нами целая судьба.

Агне Грудите, актриса

Я очень рада, что мне представилась возможность сыграть женщину-пилота. Мне очень понравилось носить форму, она бодрит и украшает человека. Пилот самолета — это очень романтичная, неземная, но и очень сложная профессия. Здорово, что у нас было время на подготовку к съемкам: нас учили пилотировать, мы запомнили основные авиационные правила. Я очень подружилась с пилотами «Аэрофлота», которые нам помогали. Мария Уваровская не только прекрасный учитель, она стала очень дорогим человеком для меня, и мы до сих пор очень тепло общаемся.

Мой персонаж Александра — сильная и мудрая личность, с целями и пониманием, как их достичь. На работе она профессиональна и добросовестна, но в личной жизни она демонстрирует не такое успешное пилотирование. (Улыбается)

Владимир Машков, актер

Помимо блистательной команды и замечательного сценария меня в проекте привлек персонаж Зинченко. Он был для меня новым, неизведанным. Мой герой загадочен тем, что он — простой искренний человек. А эти черты, простоту и искренность, очень трудно найти в жизни. Он — учитель в полном смысле слова. Иногда излишне жесткий и прямолинейный. А потом в нем происходит перелом… Мы искали и, мне кажется, нашли, как это лучше показать.

6. БЕЗОПАСНОСТЬ НА БОРТУ

Леонид Верещагин, продюсер

Изначально я не понимал, насколько постановочно сложным окажется этот фильм. Само производство «Экипажа» даже для такой студии, как наша, специализирующейся на больших проектах, было вызовом. Одно дело, когда ты взаимодействуешь с большим количеством людей — это одна организация съемок и определенные деньги. Когда у тебя погоня и большое количество автотранспорта — это другая организация, гораздо сложнее и дороже. Но самолеты… Я даже представить себе не мог, какие здесь сложности. Любое движение самолета — по полосе, в аэропорту и, конечно же, взлет и посадка — требует прохождения процедуры согласования, для этого есть целый регламент. Аэропорты, где у нас было очень много съемочных дней, предназначены не для съемок кино, а для пассажиров. Все это сложно технически, административно и стоит больших денег. Со всем этим мы реально столкнулись. Спасибо руководству аэропорта «Внуково», которое реально помогло: нам не только разрешили снимать, но и сопровождали весь процесс съемок. При этом нам же нужно было еще с нуля построить собственный аэропорт — в картине ведь и разрушения есть. А где это можно было сделать? Только вокруг бетонной взлетно-посадочной полосы. Взлетно-посадочная полоса — это очень сложное инженерное сооружение, дорогостоящее. Вот где найти такую полосу — чтобы ничего вокруг не было, а самолеты могли приземляться и взлетать? Нам разрешили снимать в ЛИИ имени М.М. Громова, нам там тоже очень помогли. Мы построили там свой аэропорт, стянули огромное количество техники, самолетов, пожарных машин, машин скорой помощи, вертолетов, тягачей, пиротехники, рекламных щитов, большие массовки. Мы выкупили старые самолеты, потому что у нас в кадре они должны были гореть… Это была огромная работа.

Николай Лебедев, режиссер

Самыми сложными оказались съемки, о которых я больше всего мечтал, — съемки землетрясения в аэропорту. В Подмосковье, в Жуковском, была построена огромная декорация аэропорта, ангары и здания, были пригнаны действующие и списанные самолеты, работала большая массовка. Снимали по ночам, и было элементарно тяжело физически — выходить на смену в 7 вечера и работать до 7 утра, на холоде, на пронизывающем ветру, зачастую с дождем или даже со снегом. В таком режиме съемки длились несколько недель, речь не о паре ночей. По счастью, группа была очень сильная, все сотрудники очень тщательно готовились. Вторые режиссеры Пепе Мечков и Жанна Полякова изо дня в день задолго до начала съемок проводили большие творческо-производственные совещания, на которых мы многократно проходили каждую точку: где у нас будет находиться каждый самолет, где будет стоять кран, а где — освещение, как будут двигаться люди и техника, etc. Вся эта колоссальная логистика просчитывалась заранее. И хотя сцены, как это обычно случается в кино, снимались вразброс, актеры благодаря репетициям четко знали, что делать. Каждый понимал собственную ответственность за происходящее. Мы не могли позволить себе ни малейшей оплошности — опрометчивый шаг мог привести к непоправимым последствиям. Пылали здания. Взрывались и горели настоящие самолеты. А самолет сгорает быстро, буквально за десять-пятнадцать минут выгорает дотла, поэтому и снимать надо было четко и быстро. При этом рядом стояли действующие воздушные судна, — ситуация, как понимаете, крайне опасная, их ни в коем случае нельзя было повредить. Но в итоге этот блок мы прошли без сучка и задоринки. У нас не случилось нештатных ситуаций, коими обычно печально известны такие постановки.

Мне впервые пришлось снимать эпизод не кадрами (это было бы невозможно для производства), а крупными блоками. Одновременно работали от 5 до 10 камер, и приходилось разводить мизансцену таким образом, чтобы каждая камера снимала свой собственный кусок, а не один и тот же с разных сторон. Для этого мне нужно было вводить актеров в пограничные состояния и самому действовать максимально быстро. Оказалось, в этом есть большой плюс: актеры переставали контролировать себя, следить, каким боком они поворачиваются к камере, ведь мы снимали их со всех сторон. Им важно было держать нужную эмоцию в каждом дубле, полностью выкладываться, поскольку дубля могло и не быть. И они выкладывались! Это давало совершенно новую энергию.

В общем, придумать и продумать этот огромный эпизод катастрофы протяженностью в две трети фильма, чуть ли не полуторачасовой длины, все правильно сложить – это была непростая задача. Хотя за плечами у меня «Волкодав из рода Серых Псов», в постановочном плане — сложнейшая картина, и финальный матч в «Легенде №17», потребовавший непростых решений.

Константин Мельников, художник-постановщик

Работа над декорациями аэровокзала была очень интересной! Интерьер, который впоследствии так красиво рушился и ломался, мы создавали и в павильоне, и на натурной площадке. В фасадах зданий аэровокзала мы использовали много зеркального стекла: взрывы, огонь и техника очень красиво отражались в них, делая изображение интереснее и богаче. Всего мы сожгли два реальных самолета, грузовой и пассажирский, а также несколько макетов. Масштаб происходящего поражал — это было здорово! Студия ТРИТЭ смогла прекрасно организовать огромный объем работ. У нас было много замечательных объектов: аэродром в Жуковском, карьер в Крыму, 5 павильонов на студии «Главкино»…              

Николай Лебедев, режиссер

Еще одна тяжелейшая сцена — сцена после посадки воздушного судна в Петропавловске. У нас не было самолета, который можно было бы сломать, так что пришлось снимать реальный, стоящий на всех трех стойках шасси лайнер, но так, чтобы было ощущение, что он распластался на земле. Поэтому мы специально строили леса, поднимали актеров на уровень фюзеляжа, снимая сцену в разных направлениях в разные дни, вернее сказать, ночи. При этом огромные площади надо было покрыть «ливнем» из гигантских дождевальных установок, размещенных на скай-лифтах по краям взлетно-посадочной полосы. Сотни тонн воды обрушивались на головы артистов. А ночи были октябрьские, морозные.

Проще сказать, чего мы не делали специально. Строили декорации кабин, где все пульты управления были «рабочими», с действующими компьютерами и штурвалами; строили салон пассажирского лайнера на так называемых гимблах, специальных приспособлениях высотой в два с лишним метра, которые качают и трясут всю конструкцию; строили трюм грузового самолета, куда затаскивали тяжелые контейнеры и джип; подвешивали под потолок павильона клеть с актерами внутри, подставляя их под потоки воздуха из огромных ветродуев; с большой высоты сбрасывали в реку машину… В ноябрьском Крыму снимали сцены в горах и Африку. Правда, по утрам на съемочной площадке у артистов пар изо рта валил. Но потом, слава богу, немножко распогодилось. И кино-Африка вполне стала похожа на Африку настоящую.

Константин Мельников, художник-постановщик

Все, что было связано с созданием декораций кабин и салонов гражданских и грузовых самолетов, — это все было для меня очень интересно! В общей сложности мы создали салоны двух грузовых и одного пассажирского самолета, а также четыре типа кабины (учитывая кабину авиатренажера). Ориентировались на личный опыт, фантазировали. К примеру, в современном самолете управление осуществляется при помощи джойстика, а мы — чтобы изобразительно было интереснее — поставили в кабинах штурвалы.              

Для понимания того, что происходит в кабине самолета во время сложных метеоусловий (снег, дождь, гроза), мы ездили в Шереметьево, где немного «полетали» на тренажерах. Там потрясающие виртуальные полеты: с вибрацией, грохотом, ливнем за стеклом, турбулентностью. А потом мы связались с петербургской компанией, которая изготавливает такие тренажеры, и вместе с ними разработали и создали наши декорации кабин для съемок. Мощное гидравлическое устройство, управлявшееся с компьютера, позволяло наклонять и «встряхивать» кабину. Все приборы внутри также управлялись через компьютер, и в зависимости от требований на панели возникали точные показания для конкретной ситуации. Получался эффект полного присутствия.         

Декорации пассажирского и грузовых салонов были установлены на высоте примерно 6 м, специальные гидравлические устройства позволяли имитировать движения самолета в воздухе в экстремальных условиях. Для безопасности съемочной группы все конструкции были просчитаны с учетом динамических нагрузок.  

Для меня это был праздник, ведь авиация — моя любимая тема. Я — сын пилота, с двух лет летаю на разных типах самолетов. Во время съемок на счастье носил в кармане отцовский знак «500 тысяч км налета».

Александр Митта, режиссер «Экипажа» 1979г.

Когда я заходил на съемки, у меня было ощущение, что я попал на американскую студию. В каждом углу огромного павильона кипела работа! Замечательная команда, прекрасный оператор, все профессионалы. Никто ни минуты не сидел без дела. Это совершенно другой уровень производства.

Данила Козловский, актер

В процессе подготовки к съемкам мы с Владимиром Львовичем Машковым поехали в Шереметьево, попробовали полетать на тренажерах, в которых в последствии снимались. Общались с консультантами, в Жуковском летали в кабине с профессиональными пилотами... В общем, авиатренинг у нас был достаточно серьезный. И безумно интересный.

Это первый мой опыт съемок в жанре экшн, в жанре фильма-катастрофы. Раньше в моей жизни такого не было, чтобы один дубль готовился порядка 5-6 часов. У тебя фактически нет права на ошибку: если ты на что-то отвлекся, потерял концентрацию, не услышал режиссера, не туда встал, не успел добежать до определенной точки, — все, гигантская и дорогостоящая работа испорчена. В этом смысле — нужно было быть очень осторожным. Четким, как машина. Если и позволять себе импровизировать, предаваться вдохновению, то очень аккуратно. И таких вот сложных смен было много. В том числе ночных, когда я играл в одной рубашке, а было, мягко говоря, нежарко. И нас поливали водой. Плюс огонь, взрывы… Это, конечно, было очень здорово! Но, повторю, когда сзади тебя обрушивается стена, дубля быть не может, поэтому если ты неправильно сыграл — так это и войдет в кино. Предельно высокий уровень актерской ответственности! Пожалуй, таких степеней она у меня раньше не достигала, хотя, бесспорно, я всегда ощущаю большую ответственность.

Приведу пример. Ночная смена. Дубль заряжается 4 часа. Работает 7-8 камер, большая массовка, взрывающиеся самолеты, рушащиеся здания. Коля Лебедев дал установку: диалог двух артистов на фоне разрушений и безумия. Снимаем, все, казалось бы, хорошо, все довольны. Кроме Коли. Он подзывает меня к монитору, я смотрю только что отснятую сцену. По-моему, все нормально, единственное — мы немножко неудачно встали, не очень видно, что происходит между героями. И я говорю — ну, вроде, все работает: взорвалось красиво, упало… А Коля отвечает: «Да, это есть, но мне это совершенно неинтересно. Зачем мне это, если нет главного? Главным была реакция твоего героя на то, что ему сказали. Зрителя держит в напряжении то, что происходит с героем, а не рушащееся здание на заднем фоне. Будем переснимать». И 3 часа из-за меня, бестолочи, мы ждали, пока перезарядим этот дубль. Для Коли всегда на первом месте не пиротехника, а люди. Как в кадре, так и за кадром. Человеческие истории и эмоции — это для него главный аттракцион. При этом для него принципиально важно, чтобы все окружение работало на очень высоком технологичном уровне.

Владимир Машков, актер

Съемочная группа «Экипажа» иногда работала просто ошеломляюще, а мне есть, с чем сравнивать, я видел разные площадки, и не только в нашей стране. Были созданы все условия: чтобы, когда нужно, нам было жутко, когда нужно — спокойно. Запомнилась сцена, когда Зинченко по тросу ползет из одного самолета в другой. Снималась она на хромакее, но все равно было высоко. И ползал я долго, под ветродуями. Но в целом я получил на съемках огромное удовольствие и совершенно новый опыт.

Землетрясение снималось настолько подробно и приближенно к реальным условиям, что нам всем, действующим лицам, не приходилось что-то от себя добавлять: нам и правда было то холодно от ветра, то жарко от огня и в любом случае — страшно. Режиссер Николай Лебедев вместе с художниками и каскадерами организовал очень точное пространство.

Агне Грудите, актриса

Каждый съемочный день был уникальным и особенным. Съемки в аэропортах навсегда запомнятся своими масштабами. Мы снимали настоящие самолеты… Взрывы, землетрясения, пожары — все было так близко и реально. Особенно тяжелыми были ночные съемки. После каждой такой смены я себе повторяла: как хорошо, что это просто фильм, как хорошо, что мы все  живы и здоровы... Было реальное ощущение, что мы не играем катастрофу, а переживаем ее. Так что после съемок мы чувствовали себя как одна большая семья, которая прошла через очень сложный период, испытала много бед и невзгод.

Экипаж - Создание графики

7. ЛЕТНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

Леонид Верещагин, продюсер

IMAX — это дополнительные возможности для фильма. В России сегодня порядка пятидесяти кинотеатров, оснащенных этими залами. Все большие картины пытаются заполучить данный формат. Однако IMAX идет не только за сценарием, который ему предлагают, он ориентируется еще и на тех профессионалов, кто собирается этот сценарий воплощать — на режиссеров, продюсеров, на кинокомпании. Предложив компании IMAX «Экипаж», мы через короткое время получили согласование. Часть фильма мы снимали на экспериментальные 3D-камеры IMAX, которые впервые использовались для съемок проекта Майкла Бэя «Трансформеры: Эпоха истребления». По завершении этих съемок камеры направили к нам на «Экипаж». Другая часть фильма переведена в формат уже из готового материала. Кроме того, у нас еще звук Dolby Atmos. Так что «Экипаж» — это оснащенное современными технологиями кино.

Николай Лебедев, режиссер

Прекрасно, что в кино существуют такие новые возможности, как IMAX. Так как у нас фильм-зрелище, огромные экраны IMAX дадут зрителям возможность с головой окунуться в происходящее. Уверен, что те, кому удастся посмотреть картину в формате IMAX, испытают более сильную эмоцию. Это будет потрясающее путешествие, стопроцентное погружение в захватывающую историю!

Александр Горохов, супервайзер визуальных эффектов

Масштаб проекта стал для нас вызовом. С таким мы столкнулись впервые.

Главным нашим референсом была оригинальная версия фильма Александра Наумовича Митты, ставшая поистине классикой жанра. Этот фильм стал для нас образцом, вдохновлял нас. И, конечно, мы внимательно смотрели и анализировали современные фильмы-катастрофы, реализованные в Голливуде.

В работе мы активно использовали систему виртуализации ViewGa для  камер в кадрах, создаваемых с помощью компьютерной графики. Это значительно ускоряло процесс, а также открывало массу новых возможностей для визуальных решений. И хотя эта технология в мире не нова и не уникальна, для нашей страны она крайне редка, и это полностью наша студийная разработка. Мы очень признательны Николаю Лебедеву, что он решился попробовать ее применить, что поверил и «переснял» почти все компьютерные планы.

Алексей Угринович, генеральный директор Dolby в России и СНГ

Картина Николая Лебедева «Экипаж» — масштабный российский проект, в котором задействована наша передовая аудио-технология. Мы рады, что ведущие отечественные кинематографисты следуют мировой тенденции и все чаще делают выбор в пользу Dolby Atmos. Технология усиливает впечатление от звуковых спецэффектов в фильме и обеспечивает ощущение полного погружения. (Прим.: Передовая технология объемного звучания Dolby Atmos позволяет размещать и перемещать звуковое сопровождение в любую точку кинозала, включая область над головами зрителей. В результате вокруг зрителя образуется трехмерное звуковое виртуальное пространство, максимально приближенное к реальности, и он чувствует себя полноценным участником действия, происходящего на экране).

8. ПРИСТЕГНИТЕ РЕМНИ

Леонид Верещагин, продюсер

Мы стремились сделать хорошее кино, во время просмотра которого люди смогут ассоциировать себя с героями, побеждающими стихию, обстоятельства, преодолевающими самих себя, смогут после просмотра почувствовать себя чуть-чуть сильнее, чуть-чуть увереннее. С моей точки зрения, «Экипаж» снят с той художественной силой, которая заставит зрителя испытать подлинные эмоции.

Николай Лебедев, режиссер

Существует такое (кажется, уже несколько подзабытое некоторыми) качество как порядочность. Ключевое для любого общества. Про это наша картина: про внутреннюю порядочность. Она должна присутствовать в тебе не потому, что сказали сверху или законами навязали: она должна быть в тебе самом. Ты должен культивировать в себе порядочность и человеческое достоинство. По отношению к себе и к окружающим, по отношению к миру в целом. Держать заданную планку, даже когда выгоднее проявить конформизм, когда выгоднее отречься от своих принципов.

Это фильм про людей, которые живут достойной, хотя внешне и неяркой жизнью, а потом попадают в сложную — да что там сложную: тяжелейшую, катастрофическую! — ситуацию. Однако эта огромная катастрофа, сквозь которую придется пройти нашим героям, не то чтобы заставляет их проявить себя, она не делает их выше или умнее. Они справляются с выпавшими на их долю испытаниями и преодолевают все препятствия просто потому, что они — нормальные, порядочные люди и настоящие личности, обладающие кодексом чести и пониманием того, что такое хорошо, а что такое плохо.

Владимир Машков, актер

Наш «Экипаж» интересно посмотреть и тем, кто видел фильм Митты, и молодым зрителям, которые советский «Экипаж» не знают. Это история о людях удивительной профессии – летчиках гражданской авиации. Сколько здесь жизни, романтики, любви к своему делу, к небу. Они талантливы, но у них не всегда все получается. Как в жизни! Но они идут вперед и совершают подвиги, даже не зная, что они их совершают.

В этой картине много смешного, есть романтика, есть и трагедия. Это объемное кино, похожее на жизнь. И в нем есть замечательный элемент сказки, которой мы все хотим.

Данила Козловский, актер

В «Экипаже» есть то, что не так часто встретишь в нашем кино: интрига и острый сюжет не только и не столько в катастрофе и спецэффектах, а в человеческих историях. Отношения между необычными персонажами-личностями развиваются на фоне катаклизмов, а не наоборот. При этом графика и спецэффекты — на очень приличном уровне, не уступающем западным образцам.

Александр Митта, режиссер «Экипажа» 1979г.

Хорошие актеры, хороший режиссер, хороший сценарий — все это в картине есть.

Новости о фильме: